Смерть шпионам!

Смерть шпионам!

Жанр романа, из которого взят очередной отрывок, я бы не взялся определять точно. Это и боевик, и военная проза, и, в какой-то степени детектив, и приключения.

Просто в этой книге есть и одно, и другое, и третье.

И книга эта очень интересная, но почему-то до сих пор из неё отрывков не было.

Итак, вот отрывок:

Так вот, под вечер останавливаем на шоссе для проверки "эмку". Рядом с водителем — майор госбезопасности: сиреневая коверкотовая гимнастерочка, на петлицах — по ромбу, два ордена, потемнелый нагрудный знак "Почетный чекист". На заднем сиденье — его жена, миловидная блондинка с мальчиком лет трех-четырех, и еще один, спортивного вида, со значком ворошиловского стрелка и двумя кубарями — сержант госбезопасности. Майор Фомин с женой и ребенком следует в город Москву, в распоряжение НКВД СССР. Кроме личных вещей, в машине два толстенных пакета, опечатанные гербовыми сургучными печатями НКВД-Белоруссии, — совершенно секретные документы, что оговорено в предписании. И шофер там указан и сержант — для охраны.

Все чин чином, все продумано и правдоподобно. Документы безупречные; на удостоверении у майора хорошо нам уже знакомая подпись — черной тушью — Наркома внутренних дел Белоруссии, а на удостоверении к нагрудному знаку, выданному еще в 1930 году, личная роспись Менжинского. И у жены, вольнонаемной сотрудницы органов НКВД, и у военного шофера, и у сержанта — тоже абсолютно безупречные документы. Номер у "эмки" минский, паспорт и путевой лист подлинные, соответствующие; на висящем в машине маузере-раскладке серебряная пластинка с гравировкой: "Тов. Фомину (инициалы) от ОГПУ СССР".

Ни единой задоринки — ни в бумагах, ни в экипировке, ни в поведении.

Имелись даже сходные признаки в словесных портретах ребенка и родителей — белявый, с голубыми глазами, как и мама, и скуластый, с широким прямым лбом, как отец. Все чин чином плюс отличное знание оперативной обстановки. Майор промежду прочим негромко, доверительно сказал:

— Вы от Бориса Ивановича? От Кондрашина?..

Капитан Кондрашин Борис Иванович третьи сутки исполнял обязанности командира нашего погранполка — даже это они знали.

И все-таки мы их взяли.

Рассказывая Фомченко и Лужнову действительный случай, я для пользы дела по воспитательным соображениям кое-что приукрасил.

Взяли мы в основном трупы, а блондинку, тоже начавшую стрелять, тяжело ранили.

Как оказалось, мальчик был сынишка советского командира, подобранный немцами где-то у границы в первые сутки войны. Его натаскивали несколько дней, приучали называть "майора" папой, а блондинку — мамой, и приучили. Но так как он иногда сбивался и говорил ей "тетя" (или ему "дядя", уже не помню), ребенка заставляли молчать, когда его держали за руку. С этой же целью — чтобы в нужные минуты он не говорил — ему засовывали в рот леденцы.

При проверке документов, сжимая маленькую ладошку, "мама" — она оказалась радисткой — от напряжения, видно, сделала ему больно, и он поморщился.

Кстати, потом, обхватив ее, окровавленную, полуживую, обеими руками, он вцепился намертво и дико кричал; в этой страшной для него передряге она наверняка казалась ему самым близким человеком.

Такой вот отрывок. Возможно, вы его сразу узнали, но могли и не узнать.

Отрывок мы выбрали такой, что в нём идет речь не об основном действии произведения, а это лишь рассказ одного из главных персонажей, прямого отношения к основному действию не имеющий.

А вам же остается вспомнить фамилию автора, название произведения, а так же и место, где происходит действие (книги, а не этого отрывка).

Отрывок взял из романа Владимира Богомолова «Момент истины», который так же известен под названием «В августе сорок четвёртого», «Убиты при задержании…», «Возьми́ их всех!.», «Чрезвычайный розыск: В августе сорок четвёртого». У меня на полке он стоит под названием «Момент истины», поэтому я его так и привык называть.

Если вы не читали этот роман, то обязательно стоит это сделать, хотя, конечно, это всё-таки литература для мужчин. Насколько я знаю, дамы по достоинству роман не оценивают.

Действие романа происходит уже почти в конце войны на территории освобожденной Белоруссии. Сотрудники контрразведки «Смерш» ловят опасных диверсантов. В романе впервые описаны в подробностях действия спецслужб,  причем писал их человек, который и сам умеет все эти приёмы, которые кажется фантастическими. Кстати, после выхода романа в свет, многие были уверены, что описанное там это вымысел. И даже много острили по поводу «стрельбы по-македонски».

Но, на самом деле, то, что там описано это суровые военные будни советской контрразведки.

И то, что в реале умели наши контрразведчики (почему умели? И сейчас умеют) оказалось даже не под силу кинематографистам.  В это трудно поверить, но самую кульминационную сцену романа в кино экранизировать не смогли.

Вообще надо иметь недюжинный литературный талант, чтобы суметь описать сцену, которая длиться менее пяти минут на десятках страниц, и держать читателя в напряжении до самого конца.

В фильме «В августе сорок четвёртого», снятого роману «Момент истины» эта сцена не получилась совсем. А нелепые кувырки действующих лиц во время захвата диверсантов ничего общего с качанием маятника не имели.

Словом, что ещё могу добавить? Прочитайте эту книгу. А если уже читали, то не грех и перечитать разок.

Комментарии

Леонид
Момент Истины.Богомолов В.
Елена
Владимир Богомолов (кстати, я с ним лично была знакома, правда, шапочно). "В августе 44" или "Момент истины"
Ольга
Владимир Богомолов "Момент истины"
Грызлова Елена ...
Не уверена, но похоже "Момент истины" - один из немногих военных романов, который я проглотила залпом и тупо уставилась на последний лист - и всё?!

Страницы

Напишите свой ответ, а потом нажмите кнопку ниже и посмотрите правильный ответ

Поделитесь с друзьями